30.12.12

Узбекистан: две правозащитницы подверглись пыткам

15 дней двух правозащитниц удерживали под стражей в подвале отделения милиции Пахтакорского района Джизакской области. Под пытками их принуждали отказаться от участия в общественной акции, посвященной защите конституционных прав.  
С 1 по 10 декабря 2012 года правозащитники и активисты движения «Бирдамлик» проводили акцию, посвященную 20-й годовщине Конституции Узбекистана. Они распространяли среди населения информацию о конституционных правах и свободах. В акции приняли участие и джизакские правозащитницы Саида Курбанова и Нуринисо Холбоева.

На фото: Нуринисо Холбоева 
и Саида Курбанова 
Саида Курбанова, родилась 31 декабря 1958 года, председатель Пахтакорского отделения Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ), возглавляемого Талибом Якубовым.

Нуринисо Холбоева, родилась 15 июня 1967 года, правозащитница и активистка Движения «Бирдамлик».

5 декабря 2012 года в дом правозащитницы Саиды Курбановой ворвались несколько сотрудников Пахтакорского районного отделения внутренних дел (далее РОВД. — Ред.). Приказным тоном, угрожая расправой, представители власти потребовали от правозащитницы Курбановой отказаться от участия в общественной акции, посвященной 20-летию Конституции Узбекистана и запретили выходить из дома.

6 декабря 2012 года, вопреки требованиям сотрудников милиции, Саида Курбанова и ее коллега Нуринисо Холбоева снова раздавали по городу текст Конституции Узбекистана.

В этот день в дом Курбановой пришел председатель Пахтакорского сельского схода граждан Товбой Солиев и сказал, что из хокимиата (в переводе с узбекского — «администрации» – Ред.) просили срочно составить график подачи электричества удобные для населения часы. В последние годы в Узбекистане часто отключают электричество. по этому поводу проходили акции протеста. Саида Курбанова пригласила Нуринисо Холбоеву и они пошли втроем опрошивать жителей района, а по дороге зашли в кафе «Домашняя кухня» пообедать.

Уже в кафе к ним присоединилась знакомая Солиева – Махлиё (ее фамилию и род занятий установить не удалось. – Ред.). Она много пила и, когда изрядно опьянела, стала предлагать водку Саиде Курбановой и Нуринисо Холбоевой. В ответ на их отказ она плеснула водку им в лицо и стала во весь голос на них кричать. После чего появились сотрудники РОВД Пахтакорского района и обвинили правозащитниц в хулиганстве и взяли их под стражу. Махлиё и Товбой Солиев в тот момент исчезли. 

6 декабря 2012 года состоялся суд над Саидой Курбановой и Нуринисо Холбоевой в Пахтакорском суде по уголовным делам, где было рассмотрено административное дело по статье 183 Административного кодекса Узбекистана (мелкое хулиганство). Правозащитниц приговорили к 15 дням лишения свободы и оштрафовали на 179 тысяч сумов каждую, в пересчете на доллары США эта сумма составляет 90 долларов США. Махлиё на суде участвовала в качестве свидетеля. Товбой Солиев на суде не появился. Адвоката у обвиненных правозащитниц не было. Родственники узнали об их местонахождении через три дня после их ареста.

15 дней Саида Курбанова и Нуринисо Холбоева содержались в небольшом подвальном помещении районного отделения внутренних дел Пахтакорского района Джизакской области.

С первого до последнего дня их допрашивали в подвале и в кабинете заместителя начальника Пахтакорского отделения внутренних дел Джизакской области Акмаля Джаханова. По словам правозащитниц, с ними обращались грубо, из уст сотрудников Пахтакорского РОВД звучала нецензурная брань и угрозы следующего содержания: «Ваших детей обвиним в участии в религиозных течениях и посадим в тюрьму!», «Вам делать нечего? Или вам нужен мужчина? Проблем нет, окажетесь среди 10 мужчин, они быстро вас утешат!», «Если не прекратите свои дела, то изрисуем морду и в задний проход затолкаем дубинку!». Правозащитниц хватали за волосы и били головой о бетонную стену, наносили удары в живот и другие части тела.

Под угрозой расправы над ними и их близкими правозащитницы написали  «обязательство» отказаться от общественной деятельности и дали согласие прекратить сотрудничество с движением «Бирдамлик».

Родные правозащитниц догадывались, что к ним применяют пытки, и каждый день обращались в РОВД с целью добиться освобождения женщин. Заместитель начальника Пахтакорского отделения внутренних дел Джизакской области майор Акмал Джаханов не скрывал раздражения и грозил разобраться не только с арестованными, но и с их семьями. Он жестко потребовал от жены сына Саиды Курбановой написать «гарантийное письмо» следующего содержания: «...если моя свекровь [Саида Курбанова] впредь будет продолжать свою деятельность в организации «Бирдамлик», мой полуторагодовалый сын Муроджон будет передан властям в качестве заложника». 21 декабря 2012 года Джаханов получил эту «гарантию» и ближе к 17:00 отпустил правозащитниц домой.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA убедительно просит всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации обратить внимание на судьбу Саиды Курбановой и Нуринисо Холбоевой. Необходимо сделать все возможное, чтобы акты расправы над правозащитницами прекратились.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA считает, что действия  предствителей власти — заместителя начальника Пахтакорского районного отделения внутренних дел Джизакской области майора Акмаля Джаханова и его подчиненных, являются противоправными и противоречат Конститутции Узбекистана и обязательствам по международным соглашениям, которые принял на себя Узбекистан.

AHRCA сообщила о расправе над правозащитницами Саидой Курбановой и Нуринисо Холбоевой:
—  Специальному докладчику ООН по вопросам пыток, 
— Специальному докладчику ООН по вопросу о положении правозащитников, 
— Евросоюзу, 
— Госдепартаменту США
— и международным правозащитным организациям. 



27.12.12

Узбекистан: заключенный проглотил гвозди в знак протеста

Администрация колонии УЯ 64/51, расположенная в Кашкадарьинской области, ввела график посещения туалета, в остальное время это помещение на замке. Эти нововведения вызвали дискомфорт и физические страдания среди осужденных.

3 декабря 2012 года в колонии УЯ 64/51 заключенный Камолиддин Фахриддинов проглотил гвозди в знак протеста установленному порядку. Два дня он оставался без медицинской помощи. Лишь на третий день его направили в Республиканскую больницу для заключенных – УЯ 64/18 в городе Ташкенте.

Заключенный Фахриддинов направлял несколько жалоб на имя спецпрокурора, но его письма сотрудники администрации колонии перехватили. Поэтому Камолиддин Фахриддинов пошел на крайние меры.

художник "Усто"
С 6 декабря 2012 года судьба Камолиддина Фахриддинова остается неизвестной. Представители администрации колонии отказываются предоставлять какие-либо сведения об этом заключенном. Родственников у Камолиддина Фахриддинова нет. Жена некоторое время назад скончалась, и с тех пор его никто не посещает.

Нашей организации стало известно, что Камолиддин Фахриддинов 1959 года рождения, осужден по статье 168 (мошенничество). Дату ареста и срок наказания установить не удалось.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» считает условия посещения туалета в колонии УЯ 64/51 жестокими и унижающими достоинство видом обращения. Действия со стороны администрации колонии 64/51 противоречат Конституции Республики Узбекистан и обязательствам, принятым этой страной при ратификации Международного пакта ООН о гражданских и политических правах  (ст. 7, 10,  19,  26), Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (статьи 2, 4, 12, 16) Декларации ООН о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, а также Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принципы 1, 3, 6, 21).




16.12.12

Узбекистан: Мураду Джураеву назначен еще один срок заключения - три года 24 дня.

Заключенный Мурад Джураев получил еще один срок лишения свободы – три года 24 дня. Это уже пятая подряд судимость, добавленная к основному сроку. Вынесенный обвинительный приговор в очередной раз показал стремление властей лишить Мурада Джураева перспективы когда-нибудь выйти на свободу. Необходимо срочное вмешательство международного сообщества.
Мурад Джураев
1994г
Мурад Джураев родился в 1952 году в городе Мубарек Кашкадарьинской области. По национальности туркмен. Женат, имеет троих детей. Окончил Ташкентский политехнический институт. В 1989 - 1992 годах работал председателем исполнительного комитета городского совета города Мубарек. 1991-1992 годах был депутатом парламента Узбекистана.


Его обвинили в преступном сговоре с лидером оппозиционной политической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом. По версии властей они хотели организовать насильственный захват власти.

С 18 сентября 1994 года Мурад Джураев находится в заключении. 

4 декабря 2012 года, в 19:00, в городе Алмалык Ташкентской области проходил суд над политзаключенным Мурадом Джураевым. Его приговорили к трем годам и 24 дням лишения свободы по статье 221 части 2 пункта «б» Уголовного кодекса Узбекистана «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания». Это четвертая судимость по аналогичной статье Уголовного кодекса и пятая - к основному сроку. Характерно, что проходило судебное заседание над Мурадом Джураевым накануне выхода в свет постановления Сената Узбекистана об амнистии в связи с 20-й годовщиной Конституции Узбекистана.

Присутствовавшие на судебном заседании свидетели сообщают, что Мурад Джураев выглядел изнуренным и исхудавшим. Он признался, что держится исключительно из чувства благодарности к своей жене. Все эти годы она его стойко поддерживает и относится с прежним уважением. Мурад Джураев признался, что готов делать все возможное, чтобы выйти на свободу и быть рядом с женой.
  • Cуд
Открытое судебное разбирательство по уголовному делу в отношении Мурада Джураева проходило в Алмалыкском городском суде, под председательством судьи М.О. Нигманова секретаря И.С.Адылова и помощника спецпрокурора города Ташкента Ж.Б.Махмудова. Адвоката у Мурада Джураева не было. Родственники тоже не присутствовали.

В приговоре по уголовному делу № 1-554/12 описано четыре эпизода, которые стали  для суда основанием квалифицировать действия Мурада Джураева, как неповиновение законным требованиям администрации колонии УЯ 64/45, расположенной вблизи города Алмалык Ташкентской области. 
     - 8 сентября 2012 года М.Джураев зашел в барак (помещение для сна заключенных – Ред.) в обуви, в которой ходил на улице.  Решением  №234 ему было назначено наказание - 15 дней карцера (помещение для временного одиночного заключения – Ред. ).
     - 22 июня 2012 года М.Джураев курил за пределами помещения, отведенного в соответствии с противопожарными нормами для этих целей. Решением №961 - 2 месяца карцера.
     - 12 мая 2012 году М.Джураев совершил обмен чая на табачные изделия. Решением  №1591 - 15 дней карцера.
     - 5 ноября 2011 года М.Джураев не выполнил возложенное работу по благоустройству территории колонии.  Решением №650 - 15 дней карцера.

14 декабря 2012 года адвокат Мурада Джураева направил апелляционную жалобу, в которой была представлена версия приговоренного по всем случаям так называемых правонарушений. Из перечисленных нарушений Джураев смог вспомнить лишь случай, когда было сделано замечание администрации 8 сентября 2012 года. Тогда он зашел в барак в туфлях, которые он использует вместо тапочек. Сотрудник администрации не пожелал его выслушать и оформил «нарушение» накануне свидания с женой. Обо всех остальных случаях Джураев впервые узнал во время судебного заседания.
  • Дело Мурада Джураева
31 мая 1995 года Мурад Джураев был приговорен к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима и конфискацией имущества. На основании акта амнистии, этот срок наказания был сокращен на три года.


Мурада Джураева обвинили в преступном сговоре с лидером оппозиционной политической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом, который, по версии властей, пытался организовать насильственный захват власти.

Незадолго до окончания срока 27 июля 2004 году Джураева осудили по надуманному обвинению по ст. 221 Уголовного кодекса Узбекистана «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания» еще на три года лишения свободы. То же самое произошло и 27 июля 2006 года, когда подходил срок окончания последнего приговора, - заключенному добавили еще три года наказания по статье 221 УК РУз. 31 мая 2009 года по той же статье срок заключения опять был продлен на три года и четыре месяца. Среди прочих причин - в наказание за то, что он «неправильно чистил морковь», работая на кухне. 13 ноября 2012 года истек четвертый  срок наказания.

P.S. AHRCA обращает внимание на то, что указанные в этом документе даты судебных решений взяты из приговора по уголовному делу № 1-554/12 в отношении Мурада Джураева. В предыдущих материалах AHRCA даты были записаны по памяти Холбеки Джураевой (супруги).
                                                                         *   *   *
Ассоциация «Права Человека в Центральной Азии» - AHRCA и Холбика Джураева (супруга Мурада Джураева) убедительно просят всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации обратить внимание на дело Мурада Джураева и обратиться с соответствующими заявлениями к руководству Республики Узбекистан с призывом скорейшего его освобождения по указанным ниже адресам.

Addresses:
  • President of Uzbekistan, Islam Karimov, ul. Uzbekistanskaya 43, Rezidentsia prezidenta, 700163 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 53 25, E-mail: presidents_office@press-service.uz;
  • Minister of Foreign Affairs, Abdulaziz Kamilov, Ministerstvo inostrannykh del RU, pl. Mustakillik 5; 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 139 15 17, E-mail: rnews@mfa.uz;
  • Parliamentary Commissioner for Human Rights, Sayora Rashidova, ul. Xalqlar Dostligi 1, 700035 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 85 55, E-mail: office@ombudsman.gov.uz;
  • Chairman of the Supreme Court of the Republic of Uzbekistan, Buritosh Mustafaev, Verkhovny Sud Respubliki Uzbekistan, ul. Abdulla Kodiri 1, 700183 Tashkent; Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 144 62 93;
  • General Prosecutor of the Republic of Uzbekistan, Rashidjon Kodirov, ul. Gulyamova 66, 700047 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 133 39 17, E-mail: prokuratura@lawyer.com;
  • National Centre for Human Rights, Senator Akmal Saidov Natsionalny, Tsentr po pravam cheloveka, Mustakillik Maidoni 5/3, 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 139 13 56 / 45 16, E-mail: office@nchr.uz;
  • Ambassador of the Republic of Uzbekistan, Permanent Mission of the Republic of Uzbekistan to the United Nations in Geneva, PO Box 1853, 1215 Geneva 15, Switzerland, Fax: +4122 799 43 02, E-mail: uzbekistan@bluewin.ch;



Ранее мы писали: 
          - Пресс-релиз «Узбекистан: тяжелобольного политзаключенного Мурада Джураева снова поместили в изолятор» от 14 октября 2012 года; 
          - Пресс-релиз «Четыре месяца не удается узнать о местонаждении политзаключенного Мурада Джураева» от 17сентября 2009 года;




7.12.12

Узбекистан: Свободу политическим заключенным в День Конституции

Годовщина должна стать поводом для проведения реальных реформ


(Париж, 6 декабря, 2012) – В связи с двадцатой годовщиной принятия Конституции страны 8 декабря 2012 года правительство Узбекистана обязано дать свободу всем политическим заключенным, - заявили сегодня представители правозащитных групп. Лишь освобождение политических заключенных способно показать истинное направление широко разрекламированного процесса реформ в Узбекистане, сказали правозащитники.

Под обращением подписались девять международных организаций, - Хьюман Райтс Вотч, группа «Freedom Now», Комитет по защите журналистов, Ассоциация по правам человека в Центральной Азии, Международное партнерство по правам человека, Международная правозащитная ассоциация «Клуб пламенных сердец», американский ПЕН-центр, АСАТ-Франс и Международная федерация за права человека.

«Журналисты, правозащитники, писатели, а так же оппозиционные и религиозные деятели, находящиеся в заключении только из-за проведения мирных акций, во-первых, вообще не должны быть в тюрьме» - заявил Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч в Центральной Азии. – «Для президента Ислама Каримова освобождение политических заключенных в День конституции является наилучшей возможностью показать народу Узбекистана и международным партнерам, что он действительно готов двигаться по пути реформ».

В День Конституции власти Узбекистана традиционно объявляют амнистию потенциально применимую к нескольким тысячам заключенных. Но арестованные по политическим обвинениям почти никогда не попадают под действие этой амнистии. Кроме того, даже в случае освобождения, амнистия не отменяет неправомерных приговоров. Правозащитные группы призвали власти Узбекистана предоставить заключенным доступ к необходимой медицинской помощи и разрешить свидания с семьей, которые положены им согласно международному законодательству о правах человека.

Известно, что в настоящий момент без каких либо иных причин, кроме собственной правозащитной деятельности, в заключении находятся следующие правозащитники: Солижон Абдурахманов, Азам Формонов, Мехриниссо Хамдамова, Зульхумор Хамдамова, Исроилжон Холдаров, Носим Исаков, Гайбулло Джалилов, Абдурасул Худойназаров, Эркин Кузиев, Ганихон Маматханов, Зафарджон Рахимов, Юлдаш Расулов, Дилмурод Саидов, Акзам Тургунов и Гульназа Юлдашева. По некоторым сведениям, журналист Джамшид Каримов в 2011 г. был выпущен из психиатрической лечебницы, где содержался принудительно, но после этого исчез. Это внушает опасения, что журналист снова был задержан и находится в полной изоляции.

Здоровье некоторых из заключенных внушает серьезные опасения, и как минимум семеро из них в тюрьме были подвергнуты пыткам или жестокому обращению. Агентства Организации Объединенных Наций (ООН) и недавний доклад Хьюман Райтс Вотч, сообщают, что в местах тюремного содержания Узбекистана широко и систематически применяются пытки и жестокое обращение с заключенными. Известен случай, когда при допросе гражданского активиста Тургунова, после его ареста в 2008 году по сфабрикованным обвинениям, офицер полиции облил ему спину кипятком, когда тот отказался подписать ложное признание. Обвиняемый потерял сознание и получил сильные ожоги. Не смотря на то, что Тургунов предъявил следы ожогов в зале суда, судья предпочел поверить заявлению полиции, что заключенного никто не пытал.

Кроме того, в тюрьме по политическим обвинениям находятся следуюшие выдающиеся писатели, представители интеллигенции и оппозиционеры: Исак Абдулаев, Азамат Азимов, Мухаммад Бекжанов, Батырбек Эшкузиев, Рухиддин Фахрутдинов, Хайрулло Хамидов, Бахром Ибрагимов, Мурод Джураев, Даврон Кабилов, Матлюба Каримова, Самандар Куканов, Мамадали Махмудов, Гайрат Мехлибоев, Юсуф Рузимурадов, Рустам Усманов, Равшанбек Вафоев, и Акрам Юлдашев.

Правительство Узбекистана также отправило в заключение тысячи независимых мусульман и людей других конфессий, состоявших в неподконтрольных государству религиозных организациях, осудив их по расплывчатым обвинениям в так называемом «религиозном экстремизме», «попытках свержения конституционного режима» и владении «нелегальной религиозной литературой».

Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям недавно пришла к выводу, что правительство Узбекистана нарушает международные обязательства, наказывая своих граждан за осуществление фундаментальных прав свободы выражения.

«Международное право и собственная конституция Узбекистана требует уважения к правам человека, таким, как свобода слова, совести, свобода собраний и убеждений» - заявил Патрик Гриффит, адвокат организации «Freedom Now». – «Чтобы Конституция имела хоть какой-то смысл, правительство должно немедленно освободить тех, кто задержан из-за осуществления этих основных прав».

Каждый год, в связи с декларацией независимости Узбекистана и Днем Конституции, по амнистии несколько тысяч заключенных получают свободу. Амнистии обычно подлежат лица, совершившие преступления, не представляющие серьезной опасности для общества, а также отдельные демографические категории, как например, женщины, несовершеннолетние и лица старше 60 лет. При подготовке списков на освобождение, начальство тюрем имеет крайне широкие полномочия. Политическим заключенным год за годом отказывают в амнистии, якобы из-за нарушений правил внутреннего тюремного распорядка. При этом к подобным нарушениям могут быть отнесены молитвы или ношение белой рубашки.

Тюремные власти также увеличивают сроки заключения правозащитникам, журналистам, членам политической оппозиции и тысячам заключенных по обвинению в «религиозном экстремизме», якобы за нарушения тюремного распорядка. Приговоры выносятся без должного судебного разбирательства, и к уже имеющимся срокам может быть добавлено до нескольких лет.

«Незаконное увеличение сроков для политических заключенных, многие из которых находятся за решеткой уже больше десятка лет, демонстрирует особую жестокость системы уголовного правосудия в Узбекистане» - заявила Надежда Атаева, президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии. «Некоторые из заключенных, например, Махмадали Махмудов, Мурод Жираев и Солиджон Абдурхманов, - пожилые люди со слабым здоровьем. Постоянное продление сроков заключения обрекает их на смерть за решеткой».

В конце января 2012 года, всего лишь за несколько дней до окончания 13тилетнего тюремного заключения, власти присудили Бекжанову, бывшему главному редактору оппозиционной газеты «Эрк» (Свобода), дополнительный пятилетний срок, за нарушение внутреннего тюремного распорядка. Бекжанов находится в заключении с 1999 года. Согласно сообщению Коммитета по защите журналистов, Бекжанов и Рузимурадов, провели в заключении дольше, чем кто-либо из журналистов во всем мире.

Хотя власти Узбекистана в последние несколько лет дали свободу нескольким правозащитникам, число освобождаемых  существенно сократилось тех пор, как Евросоюз и США начали процесс нормализации отношений с Узбекистаном, соответственно, в 2009м и 2012м годах, чтобы заручиться поддержкой Узбекского  правительства в Афганской войне.

В дополнение к кампании по преследованию и запугиванию гражданских активистов, власти Узбекистана также отправили в тюрьму в этом году еще как минимум двоих правозащитников: Кузиева, члена правозащитной организации «Эзгулик» (Милосердие) и Юлдашеву, члена Инициативной группы правозащитников Узбекистана. 26-летнюю Юлдашеву осудили в июле на 7 лет тюрьмы по сфабрикованному полицией обвинению в работорговле.

«Продолжающееся притеснение гражданского общества и вынесение приговоров правозащитникам показывают, что Ташкент явно не чувствует достаточного давления со стороны США, Евросоюза и других ключевых стран, чтобы изменить свое поведение» - заявил Артак Киракосьян, генеральный секретарь Международной Федерации за права человека. «Гражданскому обществу Узбекистана и его народу необходима более сильная поддержка со стороны Вашингтона, Брюселя, Берлина, Парижа и других столиц в области защиты прав человека».

Хотя Международный Комитет Красного Креста (МККК) имеет доступ в тюрьмы и места предварительного заключения Узбекистана, его работа является конфиденциальной. Местное гражданское общество, журналисты и международные неправительственные организации не могут осуществлять общественный контроль за происходящим в тюрьмах, поскольку правительство активно этому препятствует. За последние десять лет власти отклонили все запросы о доступе в тюрьмы для каждого из 11 специальных наблюдателей ООН, обратившихся с подобным запросом, включая Специального докладчика по ситуации с правозащитниками, и полностью игнорировали рекомендации разничных экспертных органов. 

Правительство вынудило многие международные организации и СМИ покинуть Узбекистан, в частности, под давлением властей в марте 2011 был закрыт офис Хьюман Райтс Вотч в Ташкенте. Кроме того, правительство отказывает в регистрации местным независимым правозащитным организациям.

В ноябре тюремные чиновники попытались помешать делегации МККК навестить журналиста Абдурахманова, которого власти содержали под стражей, скрывая от МККК в течение нескольких месяцев, - сообщил независимый новостной сайт Uznews.net. Во время одного из прошлых визитов Красного Креста в тюремный лагерь №64/61 Абдурахманов был вывезен из тюрьмы и спрятан от инспекции. Сын Абдурахманова сообщил новостному сайту, что тюремные власти привели на встречу с делегаций Красного Креста другого человека, который выдавал себя за Абдурахманова, однако инспекторы быстро обнаружили подмену.

Как международные законы, так и законы самого Узбекистана требуют, чтобы тюремные власти обеспечивали основные потребности заключенных, позволяли регулярные свидания, в том числе с семьей, и относились к заключенным с уважением, не оскорбляя их достоинства. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и Международный пакт о гражданских и политических правах запрещают бесчеловечное или унижающее достоинство обращение с заключенными. Узбекистан является участником обоих соглашений. Правительство Узбекистана должно немедленно начать расследование всех обвинений в жестоком обращении с политическими заключенными. Кроме того, должны быть пересмотрены все закрытые слушания, где политическим заключенным были присуждены дополнительные сроки, - заявили представители правозащитных групп.

«Вместо отправки активистов под домашний арест или подавления мирных акций протеста, президент Каримов должен отметить День Конституции соблюдением конституционных принципов и исполнением соглашения Узбекистана по международной защите прав человека, - заявила Мутабар Таджибаева, бывшая политиечская заключенная и президент «Клуба пламенных сердец». - «Правозащитники Узбекистана, журналисты и участники религиозной и политической оппозиции страдали уже достаточно долго».