22.7.11

Турция: в аэропорту Стамбула избили узбекских беженцев

21 июля 2011 г., в 7:00, в аэропорт Стамбула прибыла семья узбекских беженцев из Алматы (Казахстан). Глава семьи не смог пройти паспортный контроль, так как он объявлен в розыск. При задержании он, его жена и 14-летняя дочь были избиты сотрудниками аэропорта. Всем им грозит принудительное возвращение в Узбекистан, где пытки носят систематический характер.
Семья Газиевых - уроженцы города Коканд (Узбекистан). Рано утром 21 июля они прилетели в Стамбул. Паспорт главы семьи Шавката Газиева вызвал вопросы во время паспортного контроля, а когда он объявил о том, что просит политическое убежище, то сотрудники аэропорта стали наносить ему удары по всему телу. Потом набросились на жену, в руках которой был восьмимесячный ребенок. И тогда за мать стала заступаться 14-летняя дочь Дордонахон. У нее и ее родителей врачи зафиксировали следы побоев. 10-летняя дочь, наблюдавшая эту сцену, перенесла нервное потрясение и долго не могла успокоиться. Совершеннолетних членов семьи несколько часов запугивали. В итоге узбекских беженцев заставили подписать документы, содержание которых им неизвестно. Все тексты были на турецком и английском языках. В итоге всех семью Газиевых поместили в помещение для ожидающих депортации на территории аэропорта. Там же с 14 июля находится гражданка Узбекистана Шахло Джалалова, 1980 г.р. Ее муж Улугбек Джалалов в числе 28 просителей убежища 9 июня 2011 года был экстрадирован из Алматы в Узбекистан. При задержании турецкие правоохранительные органы сообщили ей, что спецслужбы Узбекистана обвиняют ее в "причастности к терроризму" и объявили в розыск. Вместе с ней находятся трое ее малолетних детей.

Раздраженные полицейские пока не дают этой группе узбекских беженцев, прибывших из Алматы, право обратиться в УВКБ ООН и стараются сделать все, чтобы они покинули Турцию.

  • Информация о беженце
Шавкат Газиев родился 28 сентября 1971 года в города Коканд. Женат, имеет четверых детей. С 1996 года до эмиграции работал водителем грузовых автомобилей. Никогда не состоял в политических и общественных организациях. В 1995 году начали преследовать брата Шавката Газиева - Акмаля Газиева. Он работал в главной соборной мечети Коканда, которую власти объявили "мечетью ваххабитов" и закрыли. Позже Акмаль Газиев получил политическое убежище во Франции. После закрытия мечети власти усилили давление на всех, кто ее посещал, в том числе на оставшихся в Узбекистане совершеннолетних братьев Газиевых. Многие посетители мечети были осуждены по обвинениям в тяжких преступлениях.

Шавкат Газиев называет себя мусульманином, добросовестно выполняющим религиозные обряды. В феврале 2008 года он обратился в представительство УВКБ ООН в Алматы.

Под угрозой принудительного возвращение оказались члены семьи:
- Газиев Шавкат, 1971 г.р.;
- Газиева Феруза Абдуллаевна, 1976 г.р., (жена);
- Сафоева Дурдонахон, 1994 г.р., (дочь);
- Сафоева Мубинахон, 2001 г.р., (дочь);
- Сафоев Исмаил, 2010 г.р., (сын).

  • Эмиграция из Узбекистана в Турцию через Казахстан
За последние несколько недель в Турцию приехали четыре семьи узбекских беженцев из Алматы (Казахстан). Ранее они просили политического убежища в Казахстане.

Новые миграционные правила, введенные в Казахстане с марта 2010 года, существенно ухудшили положение беженцев. Казахстан всячески стремится отклонить прошения граждан Узбекистана об убежище. Во внимание не принимается информация жертв и правозащитников о пытках в этой стране, игнорируются рекомендации Комитета ООН по пыткам.

Позиция УВКБ ООН в этой ситуации представляется нам неадекватной. Заявителям  цинично отказывают в защите. С мая 2010 года УВКБ ООН делает ничем не оправданные уступки правительству Казахстана.

Как результат, 9 июня 2011 года Казахстан экстрадировал 28 заявителей, ищущих убежище. Ранее были выданы еще 4 заявителя. И эта участь ожидает жен выданных беженцев и всех, кто объявлен в розыск страной происхождения, в том числе Узбекистаном.

Граждане Узбекистана могут въезжать в Турцию без виз. Туда перемещаются узбекские беженцы из тех стран, откуда их могут выдать в Узбекистан, в том числе из Казахстана. Обычно они обращаются в представительства УВКБ ООН и просят защиту. В государствах Центральной Азии представительства УВКБ ООН затягивают рассмотрение их дел или вовсе отказывают в поддержке. Беженцы вынуждены искать защиту в других странах.

Как стало известно, 22 июля 2011 года в аэропорт Стамбула прилетела Мухайе Махмудова, жена Саиджона Вохобова, одного из 28 просителей убежища, экстрадированных из Казахстана в Узбекистан. С Махмудовой прибыли пятеро детей. Полдня ее допрашивали и, всячески унижая, принуждали «добровольно» уехать из Турции.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает правительство Турции выполнять ратифицированные ею:
  • Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания;
  • Конвенцию ООН о статусе беженцев;
  • Международный пакта о гражданских и политических правах.


Данная информация направлена Верховному Комиссару ООН по делам беженцев, Специальному докладчику ООН по вопросам пыток, в Рабочую группу ООН по произвольным задержаниям.


20.7.11

Обращение к участникам рассылки "HR-Uzbekistan"

Уважаемые коллеги,

к нашему большому сожалению, в публичной рассылке "HR-Uzbekistan", которую модерирует наш уважаемый азербайджанский коллега Эльдар Зейналов, сложилась очень нездоровая атмосфера. Сервис, созданный для оперативной рассылки сообщений о нарушениях прав человека в Узбекистане и обсуждения соответствующих проблем, превратился в место выяснения отношений и демонстрации личных амбиций. Причем участники дискуссии часто не выбирают выражений. Происходящее серьезно дискредитирует правозащитников Узбекистана в глазах заявителей и мирового сообщества.

Мы хотели бы назвать существующие проблемы и предложить способы их преодоления.

         Первое. Мы хотели бы встать на защиту чести и достоинства Елены Урлаевой и других женщин, в адрес которых посыпались оскорбительные комментарии. То, что Елену в свое время насильственно поместили в психиатрическую больницу, скорее говорит о том, что власти Узбекистана используют психиатрию для борьбы с диссидентами. Так, Джамшида Каримова тоже насильственно заключили в психбольницу. Спецслужбы Узбекистана намеренно распространяют слухи о несуществующих болезнях Елены Урлаевой, и довольно странно, что некоторые общественные активисты распространяют такие слухи. Елена Урлаева долгие годы отважно отставивает принципы прав человека в Узбекистане. Она в числе первых откликается на просьбы о помощи, несмотря на риск репрессий.

         Второе. Мы считаем, что власти Узбекистана подвергают дискриминации национальные меньшинства, хотя, возможно, и не так откровенно, как в Кыргызстане и России. Умалчивать об этой проблеме, как и преувеличивать ее - значит способствовать росту напряженности, приводящей к межнациональным конфликтам, наподобие кыргызстанского. Дискриминации (обычно скрытой) в Узбекистане подвергаются и русские, и таджики, и другие меньшинства. Свидетельства этому - привычная антирусская риторика в заявлениях руководства страны, планомерная ликвидация символов российской культуры, «геббельсовские» костры из книг на русском языке, чистка библиотек от изданий советского периода и т.п. Мы призываем к тому, чтобы обсуждение этих проблем было взвешенным и аргументированным.


      Третье. Нам надо выработать кодекс поведения и общения в публичной сфере, чтобы наша полемика оставалась в рамках приличия и культуры. Совершенно недопустимы публичные ремарки типа «связался с такими непонятливыми бабами» или «пишу краткое письмо обнаглевшим женщинам, в начале посылаю их на три буквы». Такое поведение не только некультурно и неэтично. Оно дискредитирует все правозащитное сообщество. И еще. Говорить громко или с употреблением сильных выражений – не значит говорить убедительно.

Наконец, мы хотели бы призвать модератора рассылки "HR-Uzbekistan" усилить контроль за внутренней перепиской. Это никоим образом не означало бы ущемления свободы выражения мнений. Но свобода мнений всегда должна быть сопряжена с ответственностью. Мы благодарны Эльдару Зейналову за то, что он тратит время на администрирование. Но также просим его разделить ответственность за то, какая атмосфера сложилась вокруг нее. Мы хотели бы попросить его по возможности отбраковывать сообщения, которые не соответствуют стандартам этики и приличия. Мы были бы безмерно благодарно ему за это.

Мы надеемся на то, что наше обращение никого не обидит и не оскорбит. Все мы часто работаем на пределе физических и психических сил. Нам не всегда легко контролировать эмоции, но все же к этому надо стремиться. И, конечно, слова, сказанные в состоянии раздражения, не должны попадать в публичную сферу.

С уважением,

Правозащитники Ёдгор Обид и Надежда Атаева

12.7.11

Казахстан: власть массово расправляется с бастующими нефтяниками

в Мангистауской области Казахастана возникла угроза безопасности для тысяч нефтяников, принявших участие в забастовке, начавшейся 11 мая 2011 года. В составе участников забастовки рабочие компаний «ОзенМунайГаз», «Каражанбасмунай» и входящей в состав итальянского холдинга ENI компании «Ерсай каспиан контрактор» продолжают бессрочную акцию гражданского протеста. К протестующим постоянно присоединяются сотрудники вспомогательных производств и родственники. По оценкам наблюдателей, за два месяца в акции протеста приняли участия от 8 до 15 тысяч человек. Во время забастовки около 900 рабочих было уволено. Ранее мы об этом писали в пресс-релизе «Казахстан: бездействие властей подталкивает нефтяников к самоубийству!» от 14 июня 2011 года.

Эта акция стала ответом на бездействие работодателей - иностранных владельцев нефтяных месторождений - и органов местной власти. И те, и другие не реагируют на требования трудящихся.

Требования участников забастовки остаются прежними:
разрешить создание и работу независимых профсоюзов и их структур, в том числе работу профсоюза «Каракияк»;
пересмотреть коллективный договор исходя из принципа равенства сторон и учитывая интересы и права трудящихся;
повысить зарплату на 100%, так как существующая не обеспечивает фактический прожиточный минимум;
установить размеры оплаты труда и пересмотреть условия труда в соответствии с международными стандартами труда.
В последние дни стали разворачиваться тревожные события в городах, где располагаются предприятия, сотрудники которых участвуют в забастовке.

Фото: Автор неизвестный.  г. Жанаозен. 
Забастовка нефтяников. 8 июля 2011 год
8 июля 2011 года в городе Жанаозене в около 16 часов неожиданно и без объяснений своих действий высадился отряд полностью экипированного полицейского спецназа, который совершил нападение на мирных граждан . Без переговоров и требований полицейские стали разгонять собравшихся, избивали их дубинками, опрокинули казаны с едой, приготовленной для массового застолья, сорвали навес, под которым сидели люди. По словам очевидцев, поведение полицейских было агрессивным, они делали все это умышленно, желая спровоцировать столкновения. Мужчины и женщины из числа участников забастовки пытались остановить полицейских и были жестоко избиты, около 30 человек были силой доставлены в местные больницы. По состоянию на 12 июля часть арестованных смогли сбежать, часть выпустили из больниц.

Понимая, что силы неравны, группа из 60 голодающих нефтяников облила себя бензином, объявив о готовности совершить акт самосожжения в знак протеста против произвола полиции.

Фото: Автор неизвестный.  г. Жанаозен.
Забастовка нефтяников. 8 июля 2011 год
Более тысячи протестующих нефтяников оказались в окружении полиции на территории предприятия «ОзенМунайГаз». Полицейский спецназ препятствует их связи с внешним миром. На площади в Жанаозене собралось более 4 тысяч человек, чтобы выразить солидарность с протестующими нефтяниками.

9-10 июля 2011 года после силовой акции против голодающих экс-работников «ОзенМунайГаз» последовал массовый митинг в Мангистау. Вслед за разгоном участников голодовки и сочувствующих им коллег, которые все это время собирались на территории предприятия «ОзенМунайГаз», жители города стали стихийно стекаться на площадь перед местным акиматом (администрацией города), в том числе старики, женщины и дети. Чуть поодаль за происходящим наблюдал полицейский спецназ в полной экипировке, который прибыл туда на нескольких автобусах. По словам забастовщиков, поводом для массового недовольства послужило поведение спецназовцев, которые пытались помешать нефтяникам провести обряд «саадака» на территории Управления по обслуживанию скважин-5 (УОС-5). Дошло до того, что полицейские перевернули казан с готовящейся едой и стали разгонять присутствующих дубинками.

11 июля 2011 года на площадь перед зданием администрации города Жанаозена люди стали приходить уже целыми семьями, включая стариков и детей. А тем временем в близлежащих школах №№ 9, 18, 19 стал дислоцироваться спецназ со спецтехникой. По нашим сведениям  водомет, 18 пожарных машин, 3 военных КамАЗа, 4 автобуса с спецназом, которые сейчас спрятаны на находящемся в городе Казахстанском газоперерабатывающем заводе (КазГПЗ).

Сложившаяся ситуация поставила под угрозу здоровье и безопасность активных участников забастовки:
- с 25 мая 2011 г находится под стражей юрист профсоюза АО «Каражанбасмунай» Наталья Соколова, арестованная по статье 164 УК РК «разжигание социальной розни». Никто не знает, в каком состоянии она сейчас, во встречах адвокатов, родственников и ее мужа постоянно отказывают;
- Куаныш Сисенбаев, лидер профсоюза работников "Каражанбасмунай", с 1 июля 2011 году в городе Актау находится под давлением властей. Его обвиняют в организации марша протеста нефтяников, состоявшегося в Актау 5 июня 2011 года. Во время подавления протеста несколько демонстрантов были задержаны полицией. Куаныш Сисенбаев и двое его коллег были доведены до попытки самоубийства, вследствие чего их доставили в больницу. Сисенбаев обвиняется по статье 373 Кодекса об административных правонарушениях Республики Казахстан «Нарушение законодательства о порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций»;
- 30 июля был задержан лидер профсоюза «ОзенМунайГаз» Акжанат Аминов по статье 164 УК РК «разжигание социальной розни». Аминов страдает от диабета. Он нуждается в постоянном наблюдении врачей. В настоящее время он полностью изолирован в СИЗО, ему отказано в медицинской помощи, свидании с родственниками и адвокатом, что является формой жестокого обращения с целью давления на бастующих;
- Наталья Ажигалиева, активистка бастующих сотрудников «ОзенМунайГаз», оператор 5 разряда нефтегазодобывающего управления (НГДУ) «ОзенМунайГаз» была уволена. Также она была в числе 30 задержанных голодающих нефтяников, доставленных силой в больницу 8 июля в г. Жанаозене. Утром 11 июля ей удалось сбежать из охраняемой спецназом больницы. Против нее готовится уголовное дело по статье 164 Уголовного кодекса Казахстана «Возбуждение социальной, <…> вражды».
Как показывают наши наблюдения, Республика Казахстан в нарушение взятых на себя международных обязательств в области прав человека в трудовом споре заняла сторону работодателя и использует правоохранительные органы для борьбы против профсоюзных активистов и забастовщиков, подавления забастовок и мирных акций протеста.


По сведениям нашей организации, за время забастовки нефтяники неоднократно предлагали начать переговоры о мирном урегулировании конфликта. Но власти Казахстана намерены игнорировать требования бастующих, вопреки принятым этим государством обязательствам.

Вот положения международного права, которые нарушает Казахстан:

– статья 19 (право свободно выражать свое мнение), статья 21 (о свободе мирных собраний), статья 22 (о свободе ассоциаций) Международного пакта о гражданских и политических правах;

– 19 конвенций Международной организации труда, в том числе основополагающие:

– Конвенция № 81 1947 года "Об инспекции труда", в соответствии с которой государство в лице государственной трудовой инспекции обязано принять меры в случае нарушения прав человека в сфере труда;

– Конвенция № 87 1948 года "О свободе ассоциации и защите права на организацию", в соответствии с которой государство обязано разрешать и признавать профсоюзы трудящихся, создаваемые для защиты их законных интересов;

– Конвенция № 98 1949 года "О праве на организацию и на ведение коллективных переговоров", в соответствии с которой работодатели должны вести переговоры с представителями трудящихся, и государство должно выступать гарантом консультативного процесса;

– Конвенция № 111 1958 года "О дискриминации в области труда и занятий", в соответствии с которой запрещается дискриминация как всякое различие, недопущение или предпочтение, проводимое по признаку расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национального происхождения или социальной принадлежности, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий.

Возникает опасение, что доведенные до отчаяния забастовщики пойдут на крайние меры, чем причинят вред своему здоровью, а власти с ними расправятся, как с преступниками, игнорируя их вполне обоснованные требования.

Убедительно просим Вашего содействия для того, чтобы национальные инфраструктуры в области защиты прав человека были использованы в полной мере.


За более детальной информацией,  пожалуйста,  обращайтесь: 
Людмила Козловская, Общественный Фонд «Открытый Диалог» lyudmylakozlovska@odfoundation.eu
Надежда Атаева, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» n.atayeva@gmail.com 



11.7.11

Узбекистан: правозащитницу Гульшан Караеву избили провокаторы?

8 июля 2011 года, вечером, правозащитница Гульшан Караева возвращалась из Ташкента в Карши. Она была избита в автомобиле двумя попутчиками в ответ на замечание с ее стороны, когда они стали распивать спиртные напитки и отвлекать водителя. Заявление по этому факту правоохранительные органы пока не принимают.
Гульшан Караева
Гульшан Караева ехала на частном такси (автомобиль "Дэу-Нексия" вишневого цвета, номер 30 37 55). По ее мнению, эти двое мужчин не случайно сели в эту же машину и с самого начала провоцировали конфликт. Она всячески сдерживала себя, пока их поведение не стало опасным. Около 22 часов, уже вблизи от города Карши, когда машина проезжала село Кунгиртаг, Караева попросила попутчиков соблюдать порядок. В ответ те стали наносить ей удары в разные части тела. Ее спас водитель. По приезде Караева обратилась в больницу неотложной помощи города Карши. Врач-травматолог Сайёра Амиркулова осмотрела правозащитницу и увидела ушибы на ее теле, в том числе на лице. Врач спросила об их происхождении, но отказалась провести медицинское освидетельствование, так как поняла,что Караева обратится в правоохранительные органы.

Сама правозащитница не считает нападение попутчиков случайным. В этот день она была в посольстве Франции, где просила визу для участия в собрании Французского общества прав человека Узбекистана, ставшего головной организаций Общества прав человека Узбекистана (образовано в 1992 году в Узбекистане). Организаторы планируют обсудить перспективное развитие и решить организационные вопросы. А после посещения посольства Гульшан направилась к журналисткам Саодат Амоновой и Малохат Ишанкуловой, которые проводят голодовку протеста против коррупции, кумовства и цензуры на государственном телевидении Узбекистана. По свидетельствам самих журналисток и посещающих их правозащитников, дом участниц акции находится под наблюдением спецслужб. Это стало заметно 7 июля, когда должна была состояться их пресс-конференция. Тогда у подъезда, в котором журналистки проводят голодовку и рядом с которым стоянка большегрузных машин запрещена, оказался грузовой автомобиль. У всех входивших в подъезд проверяли документы и пропускали только жильцов подъезда. 

По наблюдениям Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», правозащитница Гульшан Караева с 2005 года подвергается преследованиям за критическое отношение к узбекским властям. Она намерена настаивать на возбуждении уголовного дела против лиц, нанесших ей телесные повреждения. Гульшан Караева убеждена, что при желании следственные органы могут установить местонахождение преступников и привлечь их к ответственности. 



10.7.11

Узбекистан: незаконное принудительное переселение жителей Ургенча

На фото: Ургенч, улица Аль-Хорезми, 
полуразрушенный дом с жильцами
В ближайшее время глава Узбекистана Ислам Каримов посетит Хорезмскую область. Местные власти хотят показать, что реконструкция областного центра Ургенча идет полным ходом.

В мае 2011 года премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев совершил рабочую поездку в Хорезм. Используя нецензурную брань и рукоприкладство, он выразил местным властям недовольство ходом строительства.

С начала июня 2011 года более 300 семей жильцов частных и двухэтажных домов по улице Аль-Хорезми подверглись принудительному переселению. Их дома пошли на снос. Взамен им предлагают земельные участки в отдаленных районах города и денежную компенсацию в размере от 25 до 35 млн сумов (10 000-14 000 долларов США). При этом власти не учитывают сложное экономическое положение большинства из них. На эту сумму нельзя построить или купить жилье такой же площади в том же районе. Жителей под угрозой судебного преследования заставили принять условия переселения.

На фото: Ольга Акирова - жительница 
разрушенного дома по улице Аль-Хорезми
Ассоциации «Права человека Центральной Азии» достоверно известен один показательный случай удовлетворенного судом иска городского хокимията к больной пенсионерке (по просьбе заявительницы не называем ее имя). Ее заставляют взять денежную компенсацию в размере 12 800 долларов США. Жилье равной площади в том же районе в 2-2,5 раза дороже. Дом, в котором живет пожилая женщина, разрушен с обеих сторон. Квартира отрезана от систем водоснабжения и электричества. Заявительница нуждается в госпитализации, но боится покинуть квартиру. Её дочери, гражданке Украины, местные правоохранительные органы угрожают депортацией. В таком случае пенсионерка окажется без жилья и опеки близкого человека.

Властям удалось подавить протестные настроения большинства вынужденных переселенцев. Осталась часть жителей, которые категорически отказываются от унизительного обмена своих квартир на другие, заведомо непригодные для проживания. Им предлагают переселиться в аварийное жилье, которое через два-три года планируется снести.

Действия местных властей идут вразрез с приложением к Постановлению Кабинета министров Республики Узбекистан от 29.05.2006 г. Оно гласит: «В случае сноса жилых домов (квартир), находящихся в собственности граждан, в связи с изъятием земельных участков для государственных или общественных нужд, указанным гражданам, членам их семей, а также гражданам, постоянно проживающим в этих домах (квартирах), по их выбору и по соглашению сторон предоставляется в собственность другое равноценное благоустроенное жилое помещение площадью не ниже социальной нормы площади жилья и выплачивается стоимость насаждений, либо выплачивается стоимость сносимых жилых домов (квартир), иных строений, сооружений и насаждений. Равноценность предоставляемого жилого помещения определяется как величина, равная по цене сносимому жилому дому (квартире) собственника. В случае превышения стоимости сносимого жилого дома (квартиры) над стоимостью предоставляемого жилья собственнику компенсируется разница».

На заявления выселяемых жильцов должностные лица пока не отвечают. Осталось без ответа даже заявление на имя директора Национального центра по правам человека Узбекистана Акмаля Саидова. Об этом свидетельствует фотокопия одного из обращений, заверенная его помощником А.Фазыловым еще 27 мая 2011 года.

Ассоциация «Права человека Центральной Азии» отмечает нарушение гражданских и социальных прав людей, закрепленных:

- статьей 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, в которой говорится, что государство обязано признавать право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни;

- статьей 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, где сказано, что никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств, отмечается в статье. 




8.7.11

Заключенные объявили политическую голодовку в ответ на ограничение свободы вероисповедания

26 июня 2011 года в колонии УЯ 64/71 в поселке Жаслык в Каракалпакстане заключенные мусульмане объявили голодовку.

Они выдвинули три условия:
1) доступ к религиозным книгам каждый день, а не один раз в три дня, как это практикуется в колонии;
2) проверка вещей и камеры один раз в неделю, а не каждый день, как это делает администрация колонии;
3) ежедневный доступ к телевизионным новостям. Сейчас заключенные могут смотреть их через неделю в записи и притом в сокращенном виде. Порой заключенным показывают новости, записанные месяцем ранее.
Начальник Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) Бобокулов недавно посетил эту колонию, после чего около 10 заключенных были этапированы в колонию 64/46 в Навои, где длительное свидание дают один раз в год и два раза в год – свидание на два часа.

Известные нам имена заключенных, этапированных в Навои:
Сейткаримов Миркарим Бектемирович, 1979 г.р.;
Сайтбоев Жамалдин, 1979 г.р.;
Амантурдиев Рустам, 1969 г.р.
Имена других установить пока не удалось.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает участников голодовки отказаться от нее, чтобы сохранить здоровье.

Положение участников голодовки в колонии УЯ 64/71 в Жаслыке требует срочного вмешательства Верховного Комиссара ООН по правам человека, Специального докладчика ООН по вопросам пыток, Международного Комитета Красного Креста и других международных организаций.

Необходимо незамедлительно обеспечить:
- гуманное обращение с заключенными, которые отстаивают свободу вероисповедания;
- квалифицированный медицинский осмотр и допуск к ним представителей Международного Комитета Красного Креста.
В местах лишения свободы находятся тысячи лиц, преследуемых за религиозные убеждения, осужденных по обвинению в несовершенных преступлениях. Действия власти Узбекистана противоречат конституции страны и обязательствам, принятым ею при ратификации Международного пакта ООН о гражданских и политических правах (статьи 7, 10, 18, 19, 26), Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (статья 15), Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принципы 1, 6, 21, 28).